Сохранный интеллект у ребенка

Содержание
  1. Безобидных ноотропов не бывает!
  2. Что ждёт здорового ребёнка после приёма ноотропов?
  3. Почему так происходит?
  4. А разве дислексия – это смертельная болезнь? конечно же нет!
  5. Качество ребёнка изменяет обучение!
  6. А последствия могут быть самыми опасными и плачевными.
  7. Уважаемые родители!
  8. Ноотропы – это не волшебная таблетка
  9. Интеллект или ноги? Умение ходить или душевное равновесие?
  10. А вообще-то я про психологию
  11. Детки с сохранным интеллектом, но физическими нарушениями — как тут важно понимание психологии!
  12. А если интеллект несохранен? Нужно ли тут понимание детской психологии?
  13. Как мы экономим на добавках и витаминах
  14. Центр психологии и нейропсихологии Натальи Медведевой – Алалия – отсутствие или недоразвитие речи у детей при нормальном слухе и первично сохранном интеллекте
  15. Как распознать алалию?
  16. Чем может быть вызвана алалия?
  17. Существуют угрозы и здоровью новорожденных, это:
  18. Какие существуют виды алалии?
  19. Характерными симптомами этого вида алалии могут являться:
  20. Симптомами моторной алалии являются:
  21. Коррекция алалии
  22. «Читая сыну сказку, я вдруг осознала, что он не понимает ни одного слова»
  23. Карательная медицина
  24. Источник наших сил
  25. Речь как музыка
  26. Как мы писали книгу
  27. Наши мечты
  28. Отсутствие речи
  29. Социальная депривация
  30. Задержка речевого развития
  31. Моторная алалия
  32. Анартрия
  33. Афазия
  34. Аутизм
  35. Умственная отсталость
  36. Мутизм
  37. Глухонемота
  38. Диагностика
  39. Медицинская помощь
  40. Психокоррекционное сопровождение
  41. Логопедическая помощь

Безобидных ноотропов не бывает!

Сохранный интеллект у ребенка
Медицинские корпорации, которые производят ноотропные вещества, позиционируют свою продукцию в качестве «стимуляторов познания». И их во многом поддерживают врачи, которые видят в ноотропах эффективное средство для лечения многочисленных заболеваний.

При описании практически любого ноотропного препарата можно прочитать, что он улучшает работу памяти, стимулирует обменные процессы в мозге, «оживляет» восприятие, способствует увеличению интеллектуальных возможностей человека.

Такого эффекта удаётся достичь за счет активного воздействия на высшие психические функции мозга, улучшения кровообращения, ускорения процессов, протекающих в центральной нервной системе.

Поэтому неудивительно, что многие люди начинают воспринимать ноотропы как «витамины» для мозга. Однако этот подход актуален только для людей, которые страдают от серьезных болезней, поражающих работу мозгу и нервной системы.

Если же ноотропы назначаются здоровым людям, а особенно детям с сохранным интеллектом, то в отношении них совершается настоящее преступление. Подробнее об этом написано в отдельной статье.

Что ждёт здорового ребёнка после приёма ноотропов?

В Центр Дислексии Татьяны Гогуадзе регулярно обращаются родители детей, которым были назначены ноотропные вещества с целью лечения дислексии и преодоления различных психологических и психосоматических заболеваний. Жалобы от родителей в основном следующего характера: дети после приёма ноотропов стали малоадекватны, их поведение только ухудшилось, вместо снижения гиперактивности они стали вообще неуправляемы.

Посмотрите передачу Андрея Малахова «Прямой эфир. Загадки мозга», в которой участники рассказывают, как им жилось во время приёма ноотропов и как их жизнь изменилась после отказа от данных препаратов.

А вот ещё пример интересной статистики об эффективности ноотропных препаратов (данные составлены по итогам интернет-опроса пользователей, чьи дети принимали ноотропы):

Информация взята с канала Яндекс.Дзен «Развитие речи ребёнка»

Почему так происходит?

Да потому, что ноотропы – это очень сильнодействующие вещества, которые должны назначаться только при самых тяжёлых заболеваниях мозга, в ситуациях, когда человек практически находится при смерти.

А разве дислексия – это
смертельная болезнь? конечно же нет!

У детей-дислексиков абсолютно сохранный интеллект, поэтому когда они начинают принимать ноотропы, происходит подавление психики и нервной системы, нарушается баланс всего организма, подавляется личность самого ребёнка, теряется его природная активность.

Качество ребёнка изменяет обучение!

Да, детям с тяжелыми нарушениями развития препараты может и помогают, но их процент очень мал, что демонстрирует представленная выше статистика.

К тому же надо учитывать, что найти «свой» ноотроп довольно сложно, ведь врачи сразу не могут определить, какой препарат окажет нужное воздействие.

Решение простое – подбор осуществляется методом проб и ошибок, но почему при этом никто не учитывает, что приходится переживать ребёнку?

А последствия могут быть самыми опасными и плачевными.

Вот только основные побочные явления, с которыми сталкиваются родители и их дети, когда начинается приём ноотропов:

  • Повышенная раздражительность, спутанность сознания, нарушение координации движений, бессонница (последствия приёма Пирацетама).
  • Чувство тошноты, скачки артериального давления, повышенная температура тела, бессонница (Пантогам).
  • Угнетение центральной нервной системы и заторможенность реакций (Аминалон).
  • Тошнота, сонливость, аллергические реакции, головные боли, нервозность, повышенная возбудимость (Фенибут).
  • Боли в суставах, снижение аппетита, головокружение, выпадение волос, изменение вкусовых ощущений. (Пиритинол).
  • Агрессивность, истеричность, повышенная нервозность (Энцефабол).
  • Головные боли, резкое падение артериального давления, нарушения деятельности почек и печени (Циннаризин).
  • Потеря аппетита, дискоординация движений, диарея, тошнота, спастические боли в животе, кожная сыпь (Такрин).

Кроме того, надо помнить, что быстро отказываться от приёма ноотропов нельзя, так как резкая отмена приводит к настоящей «ломке» (конечно, не такой сильной, как у наркоманов), но всё равно очень болезненной для ребёнка. «Ломка» проявляется в сильных головокружениях, головных болях, заторможенности поведения, раздражительности и агрессивности.

Гневные дети такими не рождаются!

Уважаемые родители!

Ноотропы – это не волшебная таблетка, после её приёма ребёнок не начнёт лучше учиться или лучше читать и писать. Его проблемы с обучением и поведением никуда не уйдут. Дислексию или дисграфию и даже СДВГ нельзя вылечить таблетками, здесь необходима педагогическая коррекция и последовательная самостоятельная работа по преодолению трудностей с обучением.

Ноотропы – это не волшебная таблетка

Картинка из интернета.Польза и эффективность ноотропных препаратов для людей с сохранным интеллектом не доказана официальной медициной. Поэтому перед тем как начать давать их ребёнку без серьёзных проблем в развитии стоит серьёзно задуматься о необходимости такого решения.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/tatyanagoguadze/bezobidnyh-nootropov-ne-byvaet-5ee5c8b2cf2e1004e8f00854

Интеллект или ноги? Умение ходить или душевное равновесие?

Сохранный интеллект у ребенка

18.07.2016 Дарья Лажечникова 17

Занудное и про психологию. Что-то потянуло меня в последнее время на эту тему.

Я вот уже давно кручусь в мире особых детей и наблюдаю такую интересную картину: чаще всего, если ребенок не ходит, то мама все силы бросает именно на это: во что бы то ни стало поставить малыша на ноги и научить ходить.

И эта первостепенная цель почему-то стоит даже у тех родителей, чьи дети имеют множественные нарушения (речь/слух/зрение/интеллект…) Я, как мама, которая первые два года вообще забила на ноги Егора и занималась исключительно речью и интеллектом и которая только в два года опомнилась: «ой, а Егор же еще и не ходит! с этим тоже что-то надо срочно делать!» с недоумением всегда смотрела на мам, чьи детки годам к 4-5 худо бедно научились ходить, благодаря неимоверному количеству занятий, но при этом так и не умеют говорить/понимать речь и у них явное отставание в психо-эмоциональном плане.

Вот если бы ко мне сейчас прилетела добрая фея-волшебница и сказала, мол, выбирай: будет ходить, но будет ооооочень сильно отставать в развитии/не будет разговаривать и понимать речь или же — будет интеллектуально сохранен или совсем немножко отставать от сверстников (ну, я же понимаю, что не все поддается полному исцелению), но не будет ходить… Эээ..

Да я бы не задумываясь выбрала бы второе! Собственно, я так и выбрала :) И в итоге имею мальчика, которому до 4летки еще очень далеко, но с которым уже сейчас можно строить вполне себе реальные и интересные взаимодействия, вести диалог, хоть и на простом уровне, и общаться и обмениваться эмоциями, но который не ходит.

А наверное мог бы, если бы я все-все-все силы кинула бы только на это! Но я выбрала другое…

UPD: Я не говорю о том, что выбирая между физикой и интеллектом, давайте-ка все забьем на физику и бросим все силы на развитие интеллекта и речи (это осознанный выбор каждого конкретного родителя)! Я лишь пыталась сказать, что, бросая все силы на исправление физических недостатков своих деток, нужно понимать, что интеллект сам откуда ни возьмись может и не появиться, и этим вопросом надо так же много и упорно заниматься, как и физикой, а не бросать это все на самотек. Ну или осознанно идти на то, чтобы ребенок умел ходить, а уж речь — как получится. Повезет, заговорит сам, не повезет — ну, я, мама, знала, на что шла, уделяя все свое время только физике…

Речь вытаскивать очень сложно

А вообще-то я про психологию

Но вообще я не об этом. Уж простите за долгое вступление :) Я вообще хотела сейчас порассуждать о детках с сохранным интеллектом.

Я вот все хожу и думаю-думаю про это почему-то ( может, спрашиваю себя, правильно ли я выбрала?), а параллельно читаю всякие интересные статьи про детскую психологию.

И понимаю, какая это драгоценность — душевное равновесие и гармоничное состояние ребенка, как легко это разрушить, натоптать и не желая того, очень сильно если не сломать, то уж точно подпортить своему чаду жизнь в будущем.

[attention type=yellow]

Помните, я уже писала о том, что в какой-то момент даже искренне порадовалась тому, что ко мне пришел именно такой Егор, который развивается гораздо медленнее среднестатистического ребеночка, давая тем самым мне возможность успеть что-то понять, переосмыслить и набраться мудрости для его следующего этапа развития.

[/attention]

А с обычными детьми же все молниеносно! И надо быть вдвойне осторожной, чтобы не нанести случайно травму.

Понятное дело, вообще ни разу не задеть детку за весь период детства не получится, но сделать все от тебя возможное и продумывать свои действия и понимать, какая колоссальная ответственность на тебе лежит — нужно! Да, я перфекционистка :)

Но ведь дети же вырастают! И становятся взрослыми дядями и тетями! И наши родительские ошибки и нежелание разобраться в причинах определенного поведения своего чада, неосведомленность, как именно развивается ребенок на каждом этапе своего детства, как правильнее всего с ним взаимодействовать на каждом из этих этапов и грамотно реагировать на изменения его поведения, понимая, и что на самом деле умеет делать наш малыш, а что нам только кажется (например, дети на самом деле не манипулируют своими родителями лет так до 10!),все это может повлечь за собой большие и неприятные последствия для вашего же ребенка в будущем. А вы будете смотреть на своего выросшего сына или дочь и недоуменно восклицать: «Что ж ты такой весь из себя не такой вырос?!»

Детки с сохранным интеллектом, но физическими нарушениями — как тут важно понимание психологии!

И вот что мне подумалось, ладно, когда по неведению родители совершают определенные ошибки в «воспитании» обычных деток, у кого нет каких-то явных физических отклонений. Это не очень хорошо в любом случае, но….

Но хоть на минуточку представьте какой колоссальной нагрузке ежедневно подвергается маленький человечек с физическими нарушениями! Занимаясь каждый день, чтобы убрать спастику/растянуть мышцы/накачать ноги и т.д. Их работа сродни работе тяжелого атлета в спортзале.

Это я еще не говорю о том, что такой малыш часто испытывает и физические боли от несовершенства своего тела.

А уж про моральную нагрузку я вообще молчу! Это я сейчас пока говорю про тех деток, у кого при всем при этом интеллект сохранен и они все или почти все понимают, что с ними происходит и видят, что они не такие, как все, и хотят делать то же, что и другие детки, но уже понимают, что физически не могут этого делать и не знают, навсегда ли это или временно и все получится… И вот именно про таких деток я почему-то чаще всего сейчас думаю…

Как же важно мамам именно таких деток погрузиться в детскую психологию и изучить все этапы становления личности! А то ведь что получается: физику лечим, а ДУШУ — калечим, в смысле — забиваем как-то на душевное равновесие ребенка, его переживания и связанные с его особенностями, и вообще детско-детские, которые, между прочим, не менее важны! А ведь это именно те детки, которым наше родительское понимание еще более ценно. И не важно про что это: про то, что не хочется делать сто-пятьсот приседаний, а надо, или про то, что так сильно захотелось ту самую игрушку в магазине, а не купили, да еще и наорали на тебя и грубо заткнули, чтобы не смел на людях проявлять свои эмоции…

Оговорюсь — я не за то, чтобы потакать всем капризам и покупать любые игрушки, которые захотелось детке.

Я про то, что важно, чтобы мама знала, как правильно, с точки зрения детской психологии, действовать в подобной сложной для ребенка ситуации (когда, например, чего-то очень сильно хочется, но нельзя), когда от этого детке очень и очень плохо и он просто в силу способностей своего возраста не может сам «правильно» с этой ситуацией справиться.

[attention type=red]

Я про то, как важно, чтобы мама понимала, что ребенок умеет на каждом этапе своего развития, а чего он еще уметь не может (не потому что «что ж ты такой какой-то не такой», а потому что «пойди-ка, мама, и почитай детскую психологию»).

[/attention]

Например, в возрасте примерно лет до 4-5 малыш не умеет справляться со своими мощными эмоциями, которые вдруг на него наваливаются, и как же это очень важно, чтобы в момент истерики (от которой и самому ребеночку очень плохо, а не «он пытается довести маму до белого каления») мама мягко помогала пережить малышу его горе (ага, и чтобы эта самая мама понимала, что для детки-то это, и правда, горе горючее, а не «фигня, че из-за этого плакать-то»).

Салинг

А если возвращаться к малышам с физическими нарушениями — ну не можем мы помочь им не испытывать боль и усталость от ежедневных физических упражнений и вообще неудобств, но ведь мы можем помочь им наиболее безболезненно душевно пережить другие, не менее важные, на самом деле, для них детские вопросы.

И тогда у ребеночка сформируется тот самый стержень (хе-хе, которого, нет у многих сейчас взрослых-то людей, привет совковое воспитание), и с помощью этого душевного равновесия и стрежня малышу будет гораздо проще переживать и те физические невзгоды, которые он испытывает и которые ему предстоит перебороть.

И не кажется ли вам, что сильный духом ребенок (не балованный! а именно сильный духом, которому родители помогали развиваться на всех этапах его развития) с гораздо большей вероятностью сможет преодолеть и свои физические недостатки? Как выстроить этот самый стрежень у ребеночка? Читаем матчасть детскую психологию!

Мамы столько сил и времени тратят, чтобы прочитать про ДЦП и про то, как побороть эту гадость.

Ночами сидят и копают инет в поисках лучших методик, разбираются досконально в анатомии человека и чуть ли ни наизусть знают название каждой мышцы… Но при этом не готовы и почему-то не хотят хотя бы несколько часов посвятить тому, чтобы почитать и про детскую психологию тоже, и ну хоть чуточку разобраться и в этой теме, чтобы лучше понимать своего малыша и причины его внезапного такого капризного, например, поведения. Чтобы тем самым как можно лучше и эффективнее поддержать его на его непростом пути к избавлению от физических недостатков…

Дорогу осилит идущий

Но я сейчас говорю не только о том, чтобы помочь ребеночку пережить те неудобства, которые он испытывает из-за своих особенностей, и не о том, что надо утешать и успокаивать детку после тяжелых физических занятий (надо! обязательно! всегда! но я сейчас не об этом!).

Я о том, что помимо этого всего, наши особята — это еще и просто дети. Даже не так — они прежде всего дети со своими этапами развития, кризисами возраста, хотелками и становлением личности.

И все это у них происходит не только в зале для занятий, но и дома, в быту, в магазине, на улице, где угодно и в том же самом возрасте, что и у «обычных детей»! И я прежде всего говорю именно об этой помощи своему малышу и о правильном поведении мамы именно в этих, не «особятских» вопросах, а вообще детско-психологических. Просто если для обычного ребеночка это важно, но все-таки не так критично, то для особенка с сохранным интеллектом — это почти жизненно-необходимо, как мне кажется. Потому что, если мама понимает психологию своего ребенка и «правильно» ведет себя с ним на каждом этапе развития — это залог того, что ребенок будет расти гармоничной, сильной и уверенной личностью. Это хорошо для всех детей, конечно, но как же это важно для немножечко других деток!..

Кинезиотерапия

А если интеллект несохранен? Нужно ли тут понимание детской психологии?

Это я еще не говорю о том, как важно с самого начала выстраивать правильно свои отношения и с детками с несохранным интеллектом и как самой же потом будет в разы от этого легче.

Приучаешь, что на все капризы ты тут же реагируешь согласием — получаешь, что детка пользуется именно этим рычагом воздействия на маму и в 5, и в 10, и в 15 лет… Все детки поначалу плачут и именно плачем призывают маму им помочь, но позже они постепенно научаются использовать другие способы добиваться желаемого (особенно, если мама, почитав самые даже простые статейки про этапы развития ребенка, сама в игре и общении учит свою детку правильно использовать эти другие, уже более «взрослые» способы).

А вот особята с нарушением интеллекта могут эти способы сами и не освоить, им-то точно нужна помощь мамы. Да-да, той самой, в усмерть уставшей и замученной мамы, которой, помимо всего прочего, желательно еще почитать и про детскую психологию.

[attention type=green]

Но это, на самом деле, хорошее вложение в будущее той самой мамы, наравне с научением малыша проситься в туалет, кушать самостоятельно и хоть как-то коммуницировать, разве нет? Разве не проще в течение двух-трех лет усердно учить ребенка, что теперь плачем уже ничего не добьешься и нужно как-то по-другому выражать свои желания, зато потом всю оставшуюся жизнь жить с веселым и жизнерадостным чадом, не лезя на стену от его постоянных истерик? Ведь и детке от этого тоже потом будет хорошо, потому что, насколько я знаю, какое бы ни было нарушение интеллекта, но ребенок все равно очень хорошо считывает эмоции своей мамы (по мимике, по голосу, по телу) и если плохо маме, то плохо и самому ребеночку, не важно, что у него там с головой. Плохо в любом случае от того, что, вместо нормального, на его взгляд общения (а его же не научили, что может быть как-то по-другому, он-то думает, что плач и капризы — это все еще норма), мама от него уже страшно бесится и избегает его по мере возможности, а потом воет тихонько в уголочке… А так — два-три года ( а, может быть, и меньше, главное, начать как можно раньше) побилась, зато потом всю оствшуюся жизнь живешь с человечком, который умеет более цивилизованно ( пусть даже не словами) выражать свои хотелки и эмоции. И вы оба счасливы и общение вам обоим приносит радость всю оставшуюся жизнь, разве нет? Ну, про памперсы и кормление на самом деле туда же, но я же сегодня про психологию говорю :)

[/attention]

Логично было бы тут сразу в догонку еще рассказать, что же такое, правильное, с точки зрения психологии, общение с ребенком на каждом этапе его развития.

Но я (пока :)) не детский психолог, я только интересуюсь, читаю, слушаю семинары и вебинары и открываю при этом для себя просто невероятный и удивительный мир детской психологии и возможностей гораздо более богатого и гармоничного детско-родительского взаимодействия.

И мне еще столько всего предстоит узнать, что я пока не вправе делиться какими-то конкретными советами, помимо тех, что вскользь упомянула в статье.

Но если вы сами заинтересуетесь этой темой, обещаю, вы намного сильнее облегчите и себе и вашему ребеночку жизнь и обогатитесь сами, потому что, это удивительно, но изучая вопросы про детей, постепенно гораздо лучше начинаешь познавать и понимать себя! Но это уже совсем другая статья :)

Ведь самое главное — это счастье ребенка!

Как мы экономим на добавках и витаминах

Витамины, пробиотики, муку без глютена, косметику, спортивное питание, мы заказываем на iHerb.com (по ссылке скидка 5$). Доставка в Москву всего 1-2 недели. Многое дешевле в несколько раз, нежели брать в российском магазине.

Получить скидку 5$ →

Источник: http://egor.life-trip.ru/intellekt-ili-nogi-umenie-hodit-ili-dushevnoe-ravnovesie/

Центр психологии и нейропсихологии Натальи Медведевой – Алалия – отсутствие или недоразвитие речи у детей при нормальном слухе и первично сохранном интеллекте

Сохранный интеллект у ребенка

Алалия – отсутствие или недоразвитие речи у детей при нормальном слухе и первично сохранном интеллекте

Алалия. Красивое слово. Наверное, так мог бы называться какой-нибудь нежный цветок. Или райский островок в теплом море. Или загадочная, манящая планета в глубинах космоса.

Но на самом деле алалия – это очень опасная болезнь, поражающая головной мозг малышей и отнимающая у них одну из самых больших радостей на свете – радость полноценного общения.

Название «алалия» происходит от древнегреческого «laliа» – речь и приставки отрицания «а». Это – недоразвитие или полное отсутствие речи у ребенка, что является результатом поражения речевых центров головного мозга.

Как распознать алалию?

Важнейший симптом этого опасного заболевания – отсутствие связной речи у ребенка. Если в три-четыре года ваш малыш продолжает мило лепетать, гукать и издавать другие звуки, которые так радовали и забавляли вас, когда ему было полтора-два года, – это может быть симптомом алалии. И вам срочно необходимо обратиться к специалисту.

Чем может быть вызвана алалия?

В основе появления алалии у детей – неправильное или неполное формирование центров головного мозга, отвечающих за восприятие и воспроизведение речи. Нейроны, из которых строятся эти центры во внутриутробный период и в первые годы жизни, попросту «не вызревают», останавливаются в своем развитии. Это приводит к тому, что ребенок лишается возможности связно говорить, понимать чужую речь.

Необходимо запомнить: алалия – это результат грубого нарушения развития отделов головного мозга. «Сама собой» она не пройдет.

Никакие попытки научить ребенка-алалика говорить, предпринимаемые в домашних условиях, без обращения к специалистам положительных результатов не дадут.

[attention type=yellow]

Никакие настойчивость, терпение, любовь не помогут малышу без квалифицированного руководства, без помощи и поддержки со стороны педиатров, детских психологов, нейро-психологов, логопедов.

[/attention]

Патологии в развитии головного мозга малышей могут быть различные. Болезнь может поразить плод еще на этапе внутриутробного развития из-за:

  • – заражения внутриутробной инфекцией,
  • – гипоксии,
  • – сильного токсикоза, вирусных или хронических заболеваний беременной,
  • – механических травм плода.

Существуют угрозы и здоровью новорожденных, это:

  • – преждевременные роды,
  • – асфиксия пуповиной,
  • – повреждение черепа в результате неправильного применения медицинских инструментов во время родов.

Однако статистические данные говорят о том, что в наибольшем числе случаев патология развития речи у ребенка возникает в возрасте от 1 до 3 лет.

При этом болезнь может быть спровоцирована различными факторами, такими как:

  • – менингит, энцефалит,
  • – соматические заболевания,
  • – травмы головы,
  • – тяжелые вирусные заболевания,
  • – рахит,
  • – операции, проведенные под наркозом.

Нельзя забывать и о наследственной предрасположенности к алалии.

Какие существуют виды алалии?

В зависимости от того, какая зона головного мозга ребенка повреждена, различают три основные вида алалии: сенсорная, моторная и смешанная.

Сенсорная алалия развивается в случае поражения той части коры головного мозга, которая отвечает за анализ речи. Ребенок не в состоянии понять обращенную к нему речь, не может сопоставить визуальный образ предмета и его звуковое обозначение.

Характерными симптомами этого вида алалии могут являться:

  • – расторможенность речи: ребенок болтает без умолку, но при этом невозможно понять, что он говорит,
  • – плохое восприятие ребенком речи других людей на слух,
  • – произношение нескольких слов подряд как одного,
  • – подмена букв и слогов при произнесении даже самых простых слов,
  • – повышенная активность и импульсивность ребенка, чередуемая периодами замкнутости и подавленности,
  • – неспособность ребенка связать визуальный образ предмета с его словесным обозначением, названием,
  • – недоразвитость интеллектуальных функций.

Моторная алалия возникает в результате нарушения развития центра Брока – участка головного мозга, который обеспечивает моторную организацию речи, нормальное функционирование речевого аппарата. При таком виде алалии ребенок понимает обращенную к нему речь, однако сам не в состоянии в полной мере овладеть речевыми навыками.

Симптомами моторной алалии являются:

  • – очень позднее – в четыре года и позже – формирование речи у ребенка,
  • – скудный словарный запас ребенка,
  • – неспособность грамматически правильно строить предложения: неправильное использование падежей, родов, чисел,
  • – неспособность различать слова, схожие по звучанию,
  • – плохая координация движений,
  • – частые периоды замкнутости, агрессивности
  • – невнимательность, сопровождаемая гиперактивностью или, напротив, подавленностью, пассивностью.

Коррекция алалии

Лечение и коррекция алалии – процесс сложный, требующий много времени и усилий. При этом абсолютно необходимо тесное взаимодействия врачей и родителей.

Необходимо отметить, что, поскольку алалия вызывается нарушениями в развитии участков головного мозга, при ее лечении не обойтись без медикаментозного воздействия. Разумеется, что назначать применение соответствующих препаратов могут исключительно профессиональные врачи.

Вместе с тем лечение обязательно должно включать в себя и такие виды терапии, как:

  • – развивающие занятия с логопедом,
  • – микротоковая рефлексотерапия,
  • – лечебный массаж
  • – физиотерапия

Помимо специалистов, огромная работа предстоит и родителям. Дома нужно обязательно продолжать заниматься с ребенком по методикам, разработанным вместе с врачами.

Только совместными усилиями вы сможете помочь малышу, страдающему этой опасной болезнью. 

Источник: https://psy-med.ru/articles/alaliya-krajne-opasnyij-nedug.html

«Читая сыну сказку, я вдруг осознала, что он не понимает ни одного слова»

Сохранный интеллект у ребенка

Как воспитать ребенка, которому поставили диагноз «аутизм», научить его говорить и думать

Юлия Мазурова и ее муж Денис Билунов около года назад написали книгу о собственном сыне-аутисте Игнате.

О том, как, узнав о диагнозе, когда Игнату было 3,5 года, они смогли научить своего сына говорить и воспринимать речь и добиться того, что сегодня, в свои 16 лет, он знает несколько языков и играет на органе и пианино.

Летом супруги планируют выпустить следующую книгу — о том, как они пытаются в настоящее время научить Игната самостоятельно мыслить. О новой книге и о воспитании необычного сына Юлия Мазарова рассказала в колонке, написанной для «Реального времени».

У нас двое детей с разницей в два года. Старший Иван, а младший Игнат. Старший обыкновенный хороший ребенок, младший тоже очень хороший, хотя и не совсем обыкновенный.

Когда Игнату было всего 1,5 месяца, моя мама, постояв у его кроватки и поводив у него перед глазами пальцами и игрушками, неуверенно сказала: «Что-то он за рукой не следит, наверное, аутист». Тогда я отмахнулась от этого предположения.

Но когда Игнату было 3,5 года, я уже не могла отрицать того факта, что мой сын странно себя ведет. В какой-то момент, читая сказку мальчику, я вдруг поняла, что он не понимает ни одного слова. Прежде он здорово шифровался.

Мог заказать сказку «Винни-Пуха» или какую-то другую, но определял их по звуку, а не по смыслу. Когда мы узнали об особенностях нашего второго сына, это был один из самых трудных моментов в моей жизни.

Но в любой безвыходной ситуации надо составить план выхода из нее, еще лучше — несколько планов. Я составила, и мы начали бегать по специалистам, перепробовали все. И обычные врачи и обычные лекарства (глицин, глиатилин, кортексин…). И врачи-экспериментаторы и нейролептики (рисполепт).

И гомеопатия, и специальный массаж, и безглютеновая/безказеиновая диета, и ABA-терапия, и метод «Томатис», и психолого-педагогические комиссии, и частный дефектолог с авторской методикой, и домашний логопед-дефектолог, и обучение чтению методом целых слов (карточки Домана), и даже дельфинотерапия и иппотерапия.

Нам помогали бабушки, няни, воспитатели, коллеги и друзья.

[attention type=red]

Тогда, 12 лет назад, было довольно сложно найти информацию об аутизме. Сейчас намного проще. Врачи затруднялись поставить точный диагноз, и я сама по каким-то признакам начала искать информацию в англоязычной специальной литературе.

[/attention]

Было очевидно, что надо как можно скорее развивать понимание речи. Интеллект у ребенка был сохранный. Но чем дольше он не мог говорить и не понимал речь, тем сильнее был риск возможных психических, ментальных и любых других отклонений.

Например, пока Ганя не мог говорить, у него часто были дичайшие ангины и кашель. Он не мог выразить себя посредством речи.

Он всегда с интересом, доверием смотрит и слушает, приучен учиться. Фото 7ya.ru

Карательная медицина

Мы получили довольно неприятный опыт общения со сферой здравоохранения. Старая школа — это карательная медицина.

Мы посетили какой-то педагогический центр, где комиссия, состоящая из тетенек, закрылась в комнате с мальчиком и стала за ним пристально наблюдать. Игнат не агрессивный, но очень хорошо чувствует атмосферу.

В конце концов, он разбежался и треснул одной из них по лицу. Прежде никогда такого не случалось.

Какие-то врачи говорили, что Игнат у нас никогда не заговорит. Кто-то говорил, что я напрасно волнуюсь, что он обязательно заговорит. Дефектолог нам попался довольно жесткий, советской закалки. Тем не менее она заставила Игната слушать речь и вложила в него понимание о том, что каждый предмет имеет название. Это было прорывом.

До этого Игнат существовал в абстрактном мире, не отзывался на свое имя, не знал, что это такое. Стул он мог использовать по назначению, сидел на нем, но он не знал, как это называется. И через простые слова и понятия — зайчик, мишка, морковка — наш дефектолог объяснила ему, что каждый предмет имеет название.

Это был серьезный прорыв, иначе Игнат до сих пор жил бы в темноте, как слепой и глухой.

При этом Игнат умел читать. Он знал, что есть буквы и мог их сложить в звуки. Как в романе Маркеса, мы на все предметы в доме повесили записки с названиями, и он должен был их читать и соотносить с предметами. Я просто его дрессировала: «Как тебя зовут?» — «Ганя». И так десятки раз. И постепенно до него стало доходить понимание того, что он произносит, и он заговорил осмысленно.

Источник наших сил

Мне ужасно повезло с Ганей. Он очень нежный, умеет любить. Мне с ним приятно общаться. Он всегда с интересом, доверием смотрит и слушает, приучен учиться.

Тяжелые моменты связаны с реакцией окружающих. Когда мы жили в России, я очень переживала, выходя на улицу. Все хотели меня чему-то научить. И самое страшное — все эти комиссии и школы.

Ему хорошо давался английский, и мы решили переехать. На Мальту. Фото instagram.com/j.mazurova

В семь лет Игнат умел читать и считать. Мы нашли Вальдорфскую школу, но комиссия стала обрывать телефоны этой школе, и школа нам отказала. Мы были вынуждены пойти в школу 8-го вида, рассчитанную, по сути, на умственно отсталых детей.

[attention type=green]

Но нам повезло, в школе открыли специальный класс для аутистов, где работали замечательные люди. Это место, куда ты можешь отвести ребенка и не волноваться за него. За ним следили даже на переменах. Дома он сам садился выполнять домашнее задание и пока не сделает, не успокаивался.

[/attention]

Это было чудо, я не знаю, как они добились такого.

Но упрощенная программа школы 8-го вида все-таки вынудила нас искать другие варианты, и мы отдали его на следующий год в Вальдорфскую школу. Это оказался неприятный опыт. Нам очень не повезло с учительницей. Она выставляла Игната из класса. Чтобы вложить в голову мальчика понимание речи, над ним бились десятки людей.

А эта учительница за несколько месяцев добилась того, что Ганя научился притворяться, что он слышит, но при этом вообще не слышать того, что ему читают. И поскольку она меня не пускала в класс, то мы этот процесс упустили. И последствия этого мы расхлебываем до сих пор.

Из Вальдорфской мы ушли, пришлось вернуться в школу 8-го вида до окончания младших классов.

Меня саму в школе травили, и я дико боялась отдавать Игната в обычную школу, ведь он даже не сможет толком рассказать о том, что с ним происходит. Ему хорошо давался английский, и мы решили переехать. На Мальту.

Там я еще где-то год ловила себя на том, что зажата, что я все время жду от окружающих агрессивной реакции, что нас выгонят из школы. Но все оказалось совсем по-другому, мальтийцы меня просто вылечили.

Мы учились в частной недорогой школе, сами платили за образование, но государство Мальты само выделило нам тьютора и оплачивало его услуги. На Мальте нет разделения на обычных и необычных детей. Все ходят в один класс.

[attention type=yellow]

Мы не были там на особом счету, но учителя по своей инициативе встречались и рассказывали, какую работу они проделали. Никто не предъявлял нам претензии, что у нас какой-то не такой ребенок. Был случай, когда они решили перевести Игната в класс постарше.

[/attention]

Не потому, что он очень хорошо успевал, а потому, что он не сошелся с одноклассниками, а в класс постарше он ходил играть в шахматы, поэтому там у него были отношения. Им не столько важен процесс обучения, сколько состояние ребенка. Меня, воспитанную в советской системе координат, это поразило.

Сейчас он знает русский, английский, изучает итальянский и немного учил испанский и французский. Фото instagram.com/j.mazurova

Речь как музыка

Я думала, что когда Игнат заговорит, все будет хорошо. Но процесс заторможен до сих пор. Сейчас ему 16 лет, но он до сих пор не очень хорошо разговаривает, не может понять прочитанный текст.

Любой сюжет книги из школьной программы я должна ему объяснить сначала коротко, потом с вопросами, затем мы должны запомнить, кто главный герой, имена других персонажей.

Так мы разбираем каждое произведение, останавливаемся на непонятных словах.

У Игната остались аутические черты. Он часто не может понять сверстников, их приколов, шуток. Но он разговаривает. На бытовом уровне он идеально все понимает.

А более сложные предметы ему приходится объяснять много-много раз. Мы занимаемся с ним историей, литературой, философией, обществознанием.

Это постоянная работа, и результат не всегда предсказуем: что-то ему интересно, и он вдруг это сразу понимает, а что-то он упорно не может запомнить.

Хороший прорыв в русском у нас произошел, когда мы начали учить английский. Игнат понял, что можно спросить перевод слова. До четырех лет он воспринимал русскую речь как музыку, и ему до сих пор сложно от этого избавиться, непонятные слова он просто пропускает.

Но английский он с самого начала учил с пониманием того, что каждое слово имеет значение, и если что-то непонятно, надо перевести. Когда он стал спрашивать перевод русских слов, его словарь расширился. Он стал здорово понимать принципы языка.

Сейчас он знает русский, английский, изучает итальянский и немного учил испанский и французский.

Как мы писали книгу

Я закончила ВГИК, у меня сценарно-режиссерское образование, я снимала документальные и художественные фильмы и писала сценарии.

Мой муж, Денис, по образованию историк, долгое время работал с Гарри Каспаровым, и когда последний перешел в политику, Денис тоже туда пошел и так там и остается. Идея написать книгу вместе с мужем у меня была давно. Долго искали какую-то тему.

И потом вдруг я поняла, что у нас есть чудесная тема, которая нам обоим очень близка — наш собственный сын Игнат.

[attention type=red]

Мы писали книгу онлайн, потому что иначе дело бы затянулось. Вступили в сообщество «Аутизм-терапия» и начали каждый день по очереди писать по главе. Это вызвало бурю интереса, комментарии, вопросы.

[/attention]

Так полтора назад мы написали книгу всего за полтора месяца.

И потом я поехала на фестиваль фантастов, где рассказала о нашей книге, там заинтересовались, и в конце концов издательство «Эксмо» ее выпустило.

В первый же год в Риме мы попали в школу при консерватории, и Игнат стал ходить в церковь играть на органе. Фото instagram.com/j.mazurova

Наши мечты

На Мальте Игнат начал играть на пианино с частной учительницей. И за один год добился удивительного прогресса. Мы подумали, что музыка может стать его профессией. И уехали с Мальты, так как там не было нужного нам музыкального образования. В Италии нам жутко повезло.

Как-то раз мы просто зашли в какой-то храм, услышав орган. На Мальте Игнат уже учился играть на органе. Я подумала, что пианистов и так много, а вот органистов наперечет. К тому же развивается моторика и рук, и ног, и Игнат очень любит переделывать музыку — транспонировать.

В первый же год в Риме мы попали в школу при консерватории, и Игнат стал ходить в церковь играть на органе.

Конечно, Игнат собирается и дальше получать музыкальное образование. Сейчас из-за пандемии мы не попали в Рим, а живем в Праге. Раздобыли здесь пианино. И даже на карантине Игнат не перестает заниматься.

А мы с Денисом собираем материал, чтобы писать продолжение нашей книги.

Если первая была о том, как мы пытались научить Игната говорить, то вторая будет о том, как мы пытаемся научить его думать самостоятельно, и, конечно, о дальнейших наших приключениях.

Юлия Мазурова — автор книги «Игнат и другие. Как воспитать особого ребенка» (в соавторстве с мужем и отцом Игната, Денисом Билуновым), мать двоих сыновей, режиссер и сценарист. Жили в России, на Мальте, в Италии. Сейчас на карантине в Праге.

ОбществоОбразование

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/173703-kak-vospitat-rebenka-kotoromu-postavili-diagnoz-autizm

Отсутствие речи

Сохранный интеллект у ребенка

В норме отсутствие речи наблюдается у детей первого года жизни. Данный этап онтогенеза называется довербальным. Однако речевое развитие ребенка в этот период идет очень активно.

Первая ая реакция новорожденного – крик – связана с появлением младенца на свет.

По характеру крика (громкости, чистоте голоса, соотношению вдоха и выдоха) можно судить о перспективах дальнейшего речевого развития.

В первые 2-3 месяца крик здорового младенца претерпевает изменения: получает интонационную окраску, ребенок по-разному сигнализирует о голоде, коликах в животе, мокрых пеленках.

Примерно к 3-м месяцам появляется гуление – отдельные звуки и звукокомплексы, служащие средством коммуникации с окружающими. К 6 месяцам гуление перерастает в лепет – цепочки слогов, которые со временем становятся модулированными, певучим.

И лишь к 12-14 месяцам ребенок осознанно начинает произносить свои первые слова.

В анамнезе детей с речевым недоразвитием часто прослеживаются недоношенность, родовые травмы, асфиксия.

На будущие проблемы с речью может указывать слабый болезненный крик или его отсутствие, монотонный плач, назальный оттенок голоса.

Ненормативное протекание гуления и лепета (запаздывание, интонационная невыразительность, однообразие, редкие повторения), отсутствие речевой активности, как правило, служит маркером поражения ЦНС или слухового анализатора.

Социальная депривация

Необходимым условием для нормального развития детской речи, наряду с полноценным физическим слухом, сохранным интеллектом, отсутствием поражений речевых центров головного мозга, является благоприятная речевая среда.

Если ребенок с рождения не слышит человеческую речь, то и его собственная вербальная активность не развивается. Этим объясняется отсутствие речи у «детей-маугли».

[attention type=green]

Вместо слов они пользуются звукоподражанием, копируют повадки животных, не способны вступать в коммуникацию с другими людьми.

[/attention]

Сензитивным для развития речи считается возраст от 0 до 6 лет. На этом этапе ребенок особенно продуктивно усваивает устную речь. Поэтому благоприятное речевое окружение так важно для дошкольника. Если же с рождения дети находятся среди животных, вдали от человеческого общества, то после возвращения в социум они оказываются не способными овладеть речью и развить социальные навыки.

Задержка речевого развития

Отсутствие речи в возрасте до 3-4-х лет расценивается как задержка речевого развития.

Замедление темпа речевого онтогенеза встречается у детей с перинатальной энцефалопатией, тяжелыми заболеваниями раннего возраста (нейроинфекции, ЧМТ), синдромом госпитализма.

В этом случае устная речь у ребенка (слова, фразы, связное высказывание) отсутствует или появляется в более поздние сроки, имеет отставание в качественных и количественных показателях.

Диагноз ЗРР правомочен только для раннего детского возраста.

Если, несмотря на активное лечение, развивающие и логопедические занятия к 4 годам не удается преодолеть речевое недоразвитие, ребенку с нормальным интеллектом выставляется заключение «ОНР 1 уровня», а пациенту с интеллектуальной недостаточностью – «системное недоразвитие речи». Дальнейшая тактика требует установления вида логопатологии и структуры речевого дефекта.

Моторная алалия

Отсутствие экспрессивной речи составляет основу клиники моторной алалии. Структура речевого дефекта представлена артикуляционной апраксией. Моторная алалия развивается вследствие поражения речедвигательных зон головного мозга внутриутробно или на довербальном этапе развития.

Экспрессивная речь у моторного алалика развивается с грубыми искажениями. Долгое время активный словарь состоит только из отдельных звуков, звукосочетаний, лепетных слов. При отсутствии общеупотребительной речи дети используют жесты, мимику. Понимание обращенной речи удовлетворительное.

Анартрия

Анартрия – этой крайне тяжелая степень дизартрии, при которой отсутствует членораздельная речь. К анартрии приводит двусторонний паралич артикуляционной мускулатуры, обусловленный поражением ядер или корешков черепно-мозговых нервов.

Встречается при ДЦП, сирингобульбии, бульбарном параличе, БАС. Больной не может произнести ни звука либо издает нечленораздельные звукокомплексы, которые непонятны окружающим. Отмечается назализация и охриплость голоса.

Интеллект больного сохранен, понимание речи не нарушено.

Отсутствие речи

Афазия

Отсутствие речи – ведущий симптом в клинике некоторых форм афазии (моторной, тотальной, детской). При афферентной моторной афазии распадается динамический стереотип артикуляции, утрачивается способность произносить звуки и состоящие из них слова. При грубых поражениях у пациента остается только речевой эмбол. Рецептивная речь страдает вторично.

Отсутствие спонтанной речи при сохранных автоматизированных рядах наблюдается при тяжелой эфферентной моторной алалии. Глобальный (тотальный, смешанный) афатический синдром – наиболее тяжелая форма афазии. Неспособность к самостоятельной вербальной продукции сочетается с расстройством понимания обращенной речи.

В детском возрасте регресс речевой функции наблюдается при синдроме Ландау–Клеффнера ‒ приобретенной эпилептической афазии. Заболевание манифестирует в возрасте 2-8 лет.

На фоне нормального психомоторного развития возникают эпилептические приступы, развивается сенсомоторная афазия, когнитивные и поведенческие нарушения. Речевые навыки распадаются в течение нескольких недель или месяцев.

Дети перестают воспринимать речь и разговаривать.

Аутизм

Речевая инактивность характерна для ряда расстройств аутистического спектра. В довербальном периоде у детей может отсутствовать лепет, реакция на свое имя, указательный жест.

Появление слов задерживается до 1,5 лет, иногда дольше (до 3-4 лет). Типичны эхолалии, отсутствие реакции на обращенную речь, неспособность к установлению коммуникативного контакта с окружающими.

У некоторых детей с аутизмом устная речь не развивается совсем.

Умственная отсталость

В раннем возрасте у детей с олигофренией отмечается отсутствие или задержка лепета. Значительно запаздывает становление первых слов и фраз. Зачатки экспрессивной речи появляются ближе к 4-5 годам, понимание речи снижено. При глубокой умственной отсталости – идиотии – связная речь отсутствует, больные произносят лишь отдельные звуки, а также подобие слов.

Мутизм

Мутизм – это психопатологический синдром, при котором у больного имеются все физиологические предпосылки для нормальной речи, но при этом отмечается отсутствие любых вербальных реакций. Мутизм может развиться вследствие психической травмы, органических патологий головного мозга, шизофрении, аутизма, диссоциативных расстройств.

Человек не отвечает на вопросы, самостоятельно не вступает в речевой контакт, однако может использовать письменную и жестовую речь, общаться с помощью мессенджеров. У детей встречается избирательный мутизм, когда ребенок молчит только в определенных ситуациях.

Глухонемота

Сурдомутизм характеризуется глухотой и отсутствием речи. Глухой от рождения ребенок не может овладеть устной речью из-за того, что никогда слышал речи окружающих.

Иногда, пытаясь подражать взрослым, ребенок копирует артикуляции и издает отдельные звуки. Отмечаются дефекты голоса: гнусавость, глухость.

Если же глухота наступает в 2-3-летнем возрасте, уже после становления речевой функции, то речь перестает развиваться и постепенно утрачивается совсем.

Диагностика

Отсутствие речи – полиэтиологическое состояние, поэтому требует обследования функционирования тех систем, которые могут повлечь за собой коммуникативно-речевую инактивность. В построении диагностической гипотезы участвуют врачи-неврологи, сурдологи, психиатры, логопеды, нейропсихологи.

  • Неврологическое обследование. Осуществляется с целью поиска/исключения органической основы отсутствия речи. Проводится при указаниях на перинатальные поражения ЦНС, сосудистые заболевания, ЧМТ, церебральные опухоли. Может включать нейросонографию, электроэнцефалографию, МРТ головного мозга.
  • Исследование слуховой функции. Если отсутствие речи предположительно связано с нарушением слуха, выполняется аудиометрия, регистрация отоакустической эмиссии, слуховых ВП. По показаниям проводится КТ височных костей.
  • Логопедическая диагностика. Требуется для оценки уровня речевого развития, состояния артикуляционного праксиса, импрессивной и экспрессивной речи при ЗРР, дизартрии, алалии, афазии, УО. На основании результатов обследования делается вывод о центральном дефекте и механизме, лежащем в основе отсутствия речи.
  • Психологическое обследование. Необходимо пациентам с аутизмом, интеллектуальной недостаточностью, афатическим синдромом, мутизмом. Предполагает проведение патопсихологического исследования, нейропсихологического тестирования. Для определения уровня развития используются специальные опросники, шкалы, диагностические критерии.

Восстановительное обучение при афазии

Медицинская помощь

В случаях, когда отсутствие речи обусловлено поражением ЦНС, назначается терапия, направленная на стимуляцию развития либо восстановления речевой функции. Для активизации деятельности нервной системы показаны ноотропные препараты, антиоксиданты, церебропротекторы, витаминные комплексы. При деструктивных формах поведения назначаются нейролептики, антидепрессанты.

На этапе медицинской реабилитации больным проводится ЛФК, эрготерапия, физиотерапевтическое лечение (электромиостимуляция, лекарственный электрофорез, магнитотерапия). При сурдомутизме в некоторых случаях эффективно слухопротезирование с помощью слуховых аппаратов, проведение кохлеарной имплантации.

Психокоррекционное сопровождение

Дети с темповой задержкой развития нуждаются в занятиях с дефектологом и психологом. Преодолеть отсутствие речи помогает арт-терапия, игровая терапия, нейропсихологическая коррекция. В рамках комплексной терапии РАС используется сенсорная интеграция, АВА-терапия. Поскольку роль семьи в развитии речи ребенка крайне велика, важно проводить психологическое консультирование родителей.

Логопедическая помощь

Пациенты с различными нарушениями, повлекшими за собой отсутствие речи, получают дифференцированную логопедическую помощь.

Коррекционное обучение детей с ЗРР, моторной алалией направлено на стимуляцию речи; включает тренировку мелкой моторики, фонетическую ритмику, Томатис-терапию и другие методы.

С целью развития коммуникативных навыков обучение невербальных аутичных детей проводится по системе PECS.

[attention type=yellow]

В комплексной коррекции дизартрии важное место занимает логопедический массаж, дыхательная и артикуляционная гимнастика. Занятия по преодолению моторной афазии предполагают работу над растормаживанием устной речи, проведением звуко-буквенного анализа слова, преодолением артикуляционной апраксии. Глухонемым детям показаны занятия с сурдопедагогом.

[/attention]

Источник: https://www.KrasotaiMedicina.ru/symptom/speech/alogia

Сам себе врач
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: